Православный Храм Иоанна БогословаВторник, 26.09.2017, 06:39

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Церковные праздники | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Двунадесятые праздники [13]
Великие недвунадесятые [5]
Средние [9]

На нужды храма
Пожертвовать на нужды храма 'Храм апостола Иоанна Богослова п. Приморск'

Новости
[18.09.2017]
Святые мощи угодников Божиих в приходе Иоанна Богослова п. Приморск (0)
[11.09.2017]
Объявление (0)
[10.08.2017]
Неоскудевающие сокровища духовных даров. (0)
[03.08.2017]
Объявление (0)
[19.06.2017]
Вручение дипломов (0)

Наш опрос
Ваше отношение к религии
Всего ответов: 182

Фотолетопись

Православие.Ru Новости

Статистика
Яндекс.Метрика Flag Counter
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Средние

Житие свв. равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей Словенских.
08.06.2015, 22:57

Бог бла­гой и все­мо­гу­щий, со­тво­рив­ший из небы­тия к бы­тию все ви­ди­мое и неви­ди­мое и укра­сив­ший вся­кой кра­со­той, ко­то­рую, ес­ли раз­мыш­лять по­не­мно­гу, мож­но мыс­лен­но ча­стич­но ура­зу­меть и по­знать То­го, Кто со­тво­рил столь мно­гие и див­ные со­зда­ния, ибо «по ве­ли­чию и кра­со­те со­зда­ний по­зна­ет­ся раз­мыш­ле­ни­ем и Со­зда­тель их», Ко­то­ро­го вос­пе­ва­ют ан­ге­лы Три­свя­тым гла­сом и мы, все пра­во­вер­ные, сла­вим во Свя­той Тро­и­це, ина­че го­во­ря, в От­це, Сыне и Свя­том Ду­хе, то есть в трех ипо­ста­сях, что мож­но на­звать тре­мя ли­ца­ми, но в од­ном Бо­же­стве. Ведь преж­де вся­ко­го ча­са, вре­ме­ни и го­да, вы­ше вся­ко­го ра­зу­ма и ду­хов­но­го по­ни­ма­ния Отец сам ро­дил Сы­на, как го­во­рит Пре­муд­рость: «Преж­де всех хол­мов рож­да­ет Ме­ня». И в Еван­ге­лии ска­за­ло са­мо Бо­жие Сло­во пре­чи­сты­ми уста­ми, во­пло­тив­шись на бу­ду­щие вре­ме­на ра­ди на­ше­го спа­се­ния: «Я в От­це, и Отец во Мне». От то­го же От­ца и Свя­той Дух ис­хо­дит, как ска­зал сам Сын Бо­жи­им Сло­вом: «Дух ис­тин­ный, ко­то­рый от От­ца ис­хо­дит».
Этот Бог, за­вер­шив все тво­ре­ние, как го­во­рит Да­вид: «Сло­вом Гос­под­ним утвер­ди­лись небе­са и от ды­ха­ния уст Его вся си­ла их. Ибо Он ска­зал – и ста­ли, Он по­ве­лел – и со­зда­лись», преж­де все­го со­тво­рил че­ло­ве­ка, прах от зем­ли взяв, а от Се­бя жи­во­твор­ным ду­но­ве­ни­ем ду­шу вдох­нув, и осмыс­лен­ную речь и сво­бо­ду во­ли дал, чтобы вве­сти в рай, за­по­ведь за­по­ве­дав ему для ис­пы­та­ния; ес­ли хра­нит ее, то оста­нет­ся бес­смер­тен, ес­ли же пре­сту­пит, смер­тью умрет, по сво­ей во­ле, а не по Бо­жи­е­му ве­ле­нию.
А диа­вол, уви­дев, что че­ло­ве­ку ока­за­на та­кая честь и на­зна­че­но ему то ме­сто, с ко­то­ро­го он из-за сво­ей гор­ды­ни пал, за­ста­вил (его) пре­сту­пить за­по­ведь, и из­гнал че­ло­ве­ка из рая, и осу­дил на смерть. И с тех пор на­чал непри­я­тель со­блаз­нять мно­ги­ми коз­ня­ми род че­ло­ве­че­ский. Но Бог в ве­ли­кой ми­ло­сти и люб­ви не оста­вил че­ло­ве­ков со­всем, а на каж­дый год и вре­мя из­брал му­жа и явил лю­дям де­ла их и по­двиг, чтобы все, упо­доб­ля­ясь им, стре­ми­лись к доб­ру.
Та­ков был Енос, ко­то­рый пер­вым от­ва­жил­ся при­зы­вать имя Гос­подне. А по­сле него Енох, уго­див Бо­гу, пе­ре­не­сен был (вы­со­ко). Ной пра­вед­ным ока­зал­ся в ро­де сво­ем, он спас­ся от по­то­па в ков­че­ге, чтобы опять на­пол­ни­лась зем­ля тво­ре­ни­ем Бо­жи­им и укра­си­лась. Ав­ра­ам по­сле раз­де­ле­ния язы­ков, ко­гда все впа­ли в за­блуж­де­ние, Бо­га по­знал, и дру­гом Его на­зван был, и при­нял обе­то­ва­ние, что «в се­ме­ни тво­ем бла­го­сло­вен­ны бу­дут все на­ро­ды». Иса­ак, по­доб­но Хри­сту, воз­ве­ден был на го­ру для жерт­вы. Иа­ков идо­лов те­стя уни­что­жил и ви­дел лест­ни­цу от зем­ли до неба: ан­ге­лы Бо­жии по ней вос­хо­ди­ли и схо­ди­ли. И бла­го­слов­ляя сы­нов сво­их, он про­ро­че­ство­вал о Хри­сте. Иосиф про­кор­мил лю­дей в Егип­те, по­ка­зав се­бя (че­ло­ве­ком) Бо­жи­им. Об Иове Ав­си­ти­дий­ском Пи­са­ние го­во­рит, что был пра­ве­ден, спра­вед­лив и непо­ро­чен: под­верг­ну­тый ис­пы­та­нию, пре­тер­пев (его), бла­го­сло­вен был Бо­гом. Мо­и­сей с Ааро­ном, меж­ду иере­я­ми Бо­жи­и­ми Бо­гом (для) фа­ра­о­на на­зван был, и му­чил Еги­пет, и вы­вел Бо­жий на­род – днем вслед за об­ла­ком свет­лым, а но­чью за стол­пом ог­нен­ным; и мо­ре раз­де­лил, и про­шли по су­ху, а егип­тян по­то­пил. И в пу­стыне без­вод­ной на­по­ил на­род во­дой и на­сы­тил хле­бом ан­гель­ским и пти­ца­ми; и го­во­рил с Бо­гом ли­цом к ли­цу, как невоз­мож­но че­ло­ве­ку с Бо­гом го­во­рить, (и) дал на­ро­ду за­кон, на­пи­сан­ный Бо­жи­им пер­стом. Иисус На­вин, одолев вра­гов, раз­де­лил зем­лю меж­ду на­ро­дом Бо­жи­им. Судьи так­же одер­жа­ли мно­го по­бед. А Са­му­ил, по­лу­чив Бо­жию ми­лость, по­ма­зал и по­ста­вил ца­ря по сло­ву Гос­под­ню. Да­вид с кро­то­стью пас на­род и на­учил (его) пес­ням Бо­жи­им. Со­ло­мон, по­лу­чив­ший от Бо­га муд­ро­сти боль­ше всех лю­дей, мно­го доб­рых по­уче­ний со­здал и прит­чей, хоть сам их и не вы­пол­нял. Илия об­ли­чил го­ло­дом люд­скую зло­бу, и вос­кре­сил мерт­во­го от­ро­ка, и, при­не­ся сло­вом с неба огонь, опа­лил мно­гих, и жерт­вы сжег чу­дес­ным ог­нем; пе­ре­бив нече­сти­вых иере­ев свя­щен­ни­ков, взо­шел на небо на ко­лес­ни­це ог­нен­ной и ко­нях, дав уче­ни­ку удво­ен­ный дух. Ели­сей, (его) ми­лоть по­лу­чив, вдвое боль­ше чу­дес со­вер­шил. Дру­гие про­ро­ки, каж­дый в свое вре­мя, про­ро­че­ство­ва­ли о бу­ду­щих уди­ви­тель­ных де­лах. По­сле них ве­ли­кий Иоанн, хо­да­тай меж­ду Вет­хим и Но­вым за­ко­ном, стал кре­сти­те­лем и сви­де­те­лем Хри­сто­вым и про­по­вед­ни­ком жи­вым и мерт­вым.
Свя­тые апо­сто­лы Петр и Па­вел с осталь­ны­ми уче­ни­ка­ми Хри­сто­вы­ми, как мол­ния, про­шед­шая по все­му ми­ру, осве­ти­ли всю зем­лю. По­сле них му­че­ни­ки кро­вью сво­ей смы­ли сквер­ну, а пре­ем­ни­ки свя­тых апо­сто­лов, кре­стив це­са­ря, ве­ли­ким по­дви­гом и тру­дом раз­ру­ши­ли язы­че­ство. Силь­вестр пра­вед­но из трех­сот и во­сем­на­дца­ти от­цов, при­няв се­бе в по­мощь ве­ли­ко­го це­са­ря Кон­стан­ти­на, со­брав в Ни­кее пер­вый со­бор, по­бе­дил Ария и про­клял его и ересь его, ко­то­рую тот воз­дви­гал на Свя­тую Тро­и­цу, как ко­гда-то Ав­ра­ам с тре­мя­ста­ми и во­сем­на­дца­тью слу­га­ми пе­ре­бил ца­рей и при­нял бла­го­сло­ве­ние и хлеб и ви­но от Мель­хи­се­де­ка, ца­ря Са­лим­ско­го, ведь был тот иере­ем Бо­га Все­выш­не­го. Да­мас же и Гри­го­рий Бо­го­слов со ста пя­тью­де­ся­тью от­ца­ми и ве­ли­ким ца­рем Фе­о­до­си­ем в Ца­рь­гра­де под­твер­ди­ли свя­той сим­вол, то есть «Ве­рую во еди­но­го Бо­га», и, из­гнав Ма­ке­до­ния, про­кля­ли его и ху­лу его, ко­то­рую он го­во­рил на Свя­то­го Ду­ха. Це­ле­стин и Ки­рилл с дву­мя­ста­ми от­ца­ми и дру­гим ца­рем со­кру­ши­ли в Ефе­се Несто­рия со всей бол­тов­ней, ко­то­рую он го­во­рил на Хри­ста. Лев и Ана­то­лий с пра­во­вер­ным ца­рем Мар­ки­а­ном и с ше­стью­ста­ми и трид­ца­тью от­ца­ми про­кля­ли в Хал­ки­доне безу­мие и бол­тов­ню Ев­ти­хи­евы. Ви­ги­лий с бо­го­угод­ным Юс­ти­ни­а­ном и со ста ше­стью­де­ся­тью пя­тью от­ца­ми, Пя­тый со­бор со­брав, изыс­кав (где ка­кая бол­тов­ня укры­лась), про­кля­ли. Ага­фон, Апо­столь­ский Па­па, с дву­мя­ста­ми и се­мью­де­ся­тью от­ца­ми с чест­ным Кон­стан­ти­ном ца­рем на Ше­стом со­бо­ре мно­гие вос­ста­ния рас­ко­ло­ли и всем тем со­бо­ром, из­гнав, про­кля­ли, я го­во­рю о Фе­о­до­ре Фа­ран­ском, Сер­гии и Пир­ре, Ки­ре Алек­сан­дрий­ском, Го­но­рии Рим­ском, Ма­ка­рии Ан­тио­хий­ском и про­чих при­спеш­ни­ках их, а хри­сти­ан­скую ве­ру, на ис­тине сто­я­щую, укре­пи­ли.
По­сле же все­го это­го Бог ми­ло­сти­вый, «Ко­то­рый хо­чет, чтобы вся­кий че­ло­век спа­сен был и до ис­тин­но­го по­зна­ния до­шел», в на­ше вре­мя ра­ди на­ше­го на­ро­да, о ко­то­ром ни­кто и ни­ко­гда не за­бо­тил­ся, для доб­ро­го де­ла воз­двиг нам учи­те­ля, бла­жен­но­го учи­те­ля Ме­фо­дия, ко­то­ро­го все доб­ро­де­те­ли и по­дви­ги к каж­до­му из этих угод­ни­ков при­ло­жив, не по­сты­дим­ся: ведь од­ним он ра­вен был, дру­гих немно­го мень­ше, а иных боль­ше, – крас­но­ре­чи­вых пре­взой­дя доб­ро­де­те­лью, а доб­ро­де­тель­ных – крас­но­ре­чи­ем. Каж­до­му упо­до­бив­шись, об­раз каж­до­го со­бой явил: страх Бо­жий, хра­не­ние за­по­ве­дей, чи­сто­ту пло­ти, при­ле­жа­ние в мо­лит­вах и свя­то­сти, сло­во силь­ное и крот­кое – силь­ное для про­тив­ни­ков, а крот­кое для при­ни­ма­ю­щих по­уче­ние, ярость, ти­хость, ми­лость, лю­бовь, страсть и тер­пе­ние, – он был всем из все­го, чтобы всех при­влечь.
Был он ро­да с обе­их сто­рон не ху­до­го, но доб­ро­го и чест­но­го, из­вест­но­го из­дав­на Бо­гу и ца­рю, и всей Со­лун­ской стране, что яв­лял и те­лес­ный его об­лик. По­это­му и (участ­ни­ки) спо­ров, лю­бив­шие его с дет­ства, ве­ли с ним ува­жи­тель­ные бе­се­ды, по­ка царь, узнав о быст­ро­те (ума) его, не по­ру­чил ему дер­жать сла­вян­ское кня­же­ние, чтобы он узнал все сла­вян­ские обы­чаи и при­вык по­не­мно­гу, как буд­то про­ви­дя, – я (бы) ска­зал, – что Бог хо­тел по­слать его учи­те­лем для сла­вян и пер­вым ар­хи­епи­ско­пом.
Про­ве­дя на кня­же­нии мно­го лет и уви­дев мно­же­ство бес­по­ря­доч­ных вол­не­ний этой жиз­ни, он сме­нил стрем­ле­ние к зем­ной тьме на мыс­ли о небе, ведь он не хо­тел воз­му­щать бла­го­род­ную ду­шу тем, что не веч­но – не пре­бы­ва­ю­щим. И, най­дя удоб­ное вре­мя, он из­ба­вил­ся от кня­же­ния и по­шел на Олимп, где жи­вут свя­тые от­цы. По­стриг­шись, он об­ла­чил­ся в чер­ные ри­зы и пре­бы­вал, с по­кор­но­стью по­ви­ну­ясь. И, ис­пол­няя весь мо­на­ше­ский чин, об­ра­тил­ся к кни­гам.
Но слу­чи­лось в то вре­мя сле­ду­ю­щее: по­слал царь за Фило­со­фом, бра­том его, (чтобы ид­ти) к ха­за­рам (и) чтобы тот взял его се­бе в по­мощь. Ведь там бы­ли иудеи, силь­но ху­лив­шие хри­сти­ан­скую ве­ру. Он же ска­зал, что: «Я го­тов уме­реть за хри­сти­ан­скую ве­ру». И не ослу­шал­ся он, но, идя, слу­жил как раб мень­ше­му бра­ту, по­ви­ну­ясь ему. Он мо­лит­ва­ми, а Фило­соф сло­ва­ми пре­воз­мог­ли тех и по­сра­ми­ли. Царь же и пат­ри­арх, уви­дев по­двиг его, год­ный для Бо­жи­его пу­ти, убеж­да­ли его (со­гла­сить­ся), чтобы по­свя­ти­ли в ар­хи­епи­ско­пы на по­чет­ное ме­сто, где есть по­треб­ность в та­ком му­же. Так как он не со­гла­шал­ся, при­ну­ди­ли его и по­ста­ви­ли игу­ме­ном в мо­на­сты­ре, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся По­ли­хрон, до­ход ко­то­ро­го из­ме­ря­ет­ся два­дца­тью че­тырь­мя спу­да­ми зо­ло­та, а от­цов в нем боль­ше се­ми­де­ся­ти.
Слу­чи­лось же в те дни, что Ро­сти­слав, князь сла­вян­ский, и Свя­то­полк по­сла­ли из Мо­ра­вии к ца­рю Ми­ха­и­лу, го­во­ря так: «Мы Бо­жи­ей ми­ло­стью здо­ро­вы, но при­шли к нам мно­го учи­те­лей хри­сти­ан от ита­льян­цев, и от гре­ков, и от нем­цев, уча нас по-раз­но­му, а мы, сла­вяне, лю­ди про­стые, и нет у нас, кто бы на­ста­вил нас ис­тине и на­учил ра­зу­му. По­то­му, доб­рый вла­ды­ка, по­шли та­ко­го му­жа, ко­то­рый на­ста­вит нас вся­кой прав­де». То­гда царь Ми­ха­ил ска­зал Фило­со­фу Кон­стан­ти­ну: «Слы­шишь ли, Фило­соф, эту речь? Ни­кто дру­гой не мо­жет это­го сде­лать, кро­ме те­бя. Так на те­бе да­ры мно­гие и, взяв бра­та сво­е­го игу­ме­на Ме­фо­дия, сту­пай же. Ведь вы со­лу­няне, а со­лу­няне все хо­ро­шо го­во­рят по-сла­вян­ски».
Тут они не по­сме­ли от­ка­зать­ся ни пе­ред Бо­гом, ни пе­ред ца­рем, по сло­ву свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, как он ска­зал: «Бо­га бой­тесь, це­са­ря чти­те». Но, по­чув­ство­вав ве­ли­чие де­ла, пре­да­лись они мо­лит­ве вме­сте с дру­ги­ми, кто был та­ко­го же ду­ха, что и они. И тут явил Бог Фило­со­фу сла­вян­ские кни­ги. И тот, тот­час упо­ря­до­чив бук­вы и со­ста­вив бе­се­ды, от­пра­вил­ся в путь в Мо­ра­вию, взяв Ме­фо­дия. И стал он, сно­ва с по­кор­но­стью по­ви­ну­ясь, слу­жить Фило­со­фу и учить вме­сте с ним. И ко­гда ми­ну­ло три го­да, воз­вра­ти­лись они из Мо­ра­вии, вы­учив уче­ни­ков.
Узнав же о та­ко­вых лю­дях, Апо­сто­лик Ни­ко­лай по­слал за ни­ми, же­лая ви­деть их, как ан­ге­лов Бо­жи­их. Он освя­тил уче­ние их, по­ло­жив сла­вян­ское Еван­ге­лие на ал­та­ре свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, и по­свя­тил в по­пы бла­жен­но­го Ме­фо­дия.
Бы­ло мно­го дру­гих лю­дей, ко­то­рые по­но­си­ли сла­вян­ские кни­ги, го­во­ря, что не по­до­ба­ет ни­ка­ко­му на­ро­ду иметь свои бук­вы, кро­ме ев­ре­ев, гре­ков и ла­ти­нян, по над­пи­си Пи­ла­та, ко­то­рую он на кре­сте Гос­под­нем на­пи­сал. Их Апо­сто­лик на­звал пи­лат­ни­ка­ми и три­язч­ни­ка­ми. И од­но­му епи­ско­пу, ко­то­рый был бо­лен тою же бо­лез­нью, он по­ве­лел по­свя­тить из уче­ни­ков сла­вян­ских трех в по­пы, а двух в ана­гно­стов.
Спу­стя мно­го дней Фило­соф, от­прав­ля­ясь на Суд, ска­зал Ме­фо­дию, бра­ту сво­е­му: «Вот, брат, бы­ли мы с то­бой в упря­жи, па­ха­ли од­ну бо­роз­ду, и я у ле­са (,дой­дя бо­роз­ду,) па­даю, свой день окон­чив. А ты хоть очень лю­бишь го­ру, но не мо­ги ра­ди го­ры оста­вить учи­тель­ство свое, ибо чем иным мо­жешь ты луч­ше до­стичь спа­се­ния?»
По­слал Ко­цел же к Апо­сто­ли­ку, про­сил, чтобы от­пу­стил к нему Ме­фо­дия, бла­жен­но­го учи­те­ля на­ше­го. И ска­зал Апо­сто­лик: «Не те­бе од­но­му толь­ко, но и всем тем стра­нам сла­вян­ским по­сы­лаю его учи­те­лем от Бо­га и от свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, пер­во­го пре­сто­ло­на­след­ни­ка и дер­жа­те­ля клю­чей от Цар­ствия Небес­но­го». И по­слал его, на­пи­сав та­кую эпи­сто­лию: «Адри­ан, епи­скоп и раб Бо­жий, Ро­сти­сла­ву и Свя­то­пол­ку и Ко­це­лу. Сла­ва в выш­них Бо­гу и на зем­ле мир, в че­ло­ве­ках бла­го­во­ле­ние, что услы­ша­ли мы о вас ду­хов­ное, на это упо­ва­ли мы с же­ла­ни­ем и мо­лит­вою ва­ше­го ра­ди спа­се­ния, как воз­двиг Гос­подь серд­ца ва­ши ис­кать его и по­ка­зал вам, что не толь­ко ве­рою, но и бла­ги­ми де­ла­ми по­до­ба­ет слу­жить Бо­гу, ведь «ве­ра без дел мерт­ва», и от­па­да­ют те, ко­то­рые «во­об­ра­жа­ют, что зна­ют Бо­га, но де­ла­ми от­ре­ка­ют­ся от Него». Ведь не толь­ко у это­го свя­ти­тель­ско­го пре­сто­ла про­си­ли вы учи­те­ля, но и у бла­го­вер­но­го ца­ря Ми­ха­и­ла, чтобы по­слал он к вам бла­жен­но­го Фило­со­фа Кон­стан­ти­на с бра­том, по­ку­да мы не сде­ла­ли. Они же, уви­дав, что стра­ны ва­ши на­хо­дят­ся под вла­стью апо­столь­ско­го пре­сто­ла, не сде­ла­ли ни­че­го про­тив­но­го ка­но­нам, но к нам при­шли и при­нес­ли с со­бой мо­щи свя­то­го Кли­мен­та. Мы же, трой­ную ра­дость по­лу­чив, за­мыс­ли­ли по­слать в ва­ши стра­ны сы­на на­ше­го Ме­фо­дия, му­жа со­вер­шен­но­го ра­зу­мом и пра­во­вер­но­го, ис­пы­тав и по­свя­тив его вме­сте с его уче­ни­ка­ми, чтобы учил вас, как вы про­си­ли, из­ла­гая на язы­ке ва­шем Кни­ги пол­но­стью для все­го цер­ков­но­го чи­на, в том чис­ле со свя­той мес­сой, то есть служ­бой, и с кре­ще­ни­ем, как на­чал Фило­соф Кон­стан­тин Бо­жи­ей бла­го­да­тью и мо­лит­ва­ми свя­то­го Кли­мен­та. Так же ес­ли и кто иной смо­жет до­стой­но и пра­во­вер­но го­во­рить, – да бу­дет свя­то и бла­го­слов­ле­но Бо­гом и на­ми и всей Все­лен­ской и Апо­столь­ской Цер­ко­вью, чтобы лег­че обу­чи­лись вы за­по­ве­дям Бо­жи­им. Толь­ко один этот со­хра­нять вам обы­чай, чтобы во вре­мя мес­сы сна­ча­ла чи­та­ли Апо­стол и Еван­ге­лие по-ла­ты­ни, по­том по-сла­вян­ски. Да ис­пол­нит­ся сло­во Пи­са­ния, что «бу­дут хва­лить Гос­по­да все на­ро­ды», и дру­гое: «И все ста­нут го­во­рить о ве­ли­чии Бо­жи­ем на раз­ных язы­ках, на ко­то­рых поз­во­лит им го­во­рить Свя­той Дух».
Ес­ли же кто из со­бран­ных у вас учи­те­лей, из тех, кто те­шит слух и от ис­ти­ны от­вра­ща­ет к за­блуж­де­ни­ям, начнет, дерз­нув, вно­сить меж­ду ва­ми раз­лад, по­ри­цая кни­ги на ва­шем язы­ке, пусть бу­дет от­лу­чен не толь­ко от При­ча­стия, но и от Церк­ви, по­ка не ис­пра­вит­ся. Ибо они суть вол­ки, а не ов­цы, что сле­ду­ет по пло­дам их узна­вать и бе­речь­ся от них.
Вы же, ча­да воз­люб­лен­ные, по­ви­нуй­тесь уче­нию Бо­жи­е­му и не от­ринь­те по­уче­ния цер­ков­но­го, чтобы вы ста­ли ис­тин­но по­кло­ня­ю­щи­ми­ся Бо­гу, От­цу на­ше­му небес­но­му, со все­ми свя­ты­ми. Аминь».
Ко­цел же при­нял его с ве­ли­кой че­стью и сно­ва по­слал его, а так­же два­дцать че­ло­век из име­ни­тых лю­дей, к Апо­сто­ли­ку, чтобы он по­свя­тил его на епи­скоп­ство в Пан­но­нии на пре­стол свя­то­го Ан­д­ро­ни­ка, апо­сто­ла из чис­ла се­ми­де­ся­ти, что и ста­ло.
По­сле это­го ста­рый враг, нена­вист­ник добра и про­тив­ник ис­ти­ны, воз­двиг на него серд­це вра­га, мо­рав­ско­го ко­ро­ля, со все­ми епи­ско­па­ми, что, де­скать, «в на­шей об­ла­сти учишь». Он же от­ве­тил: «Я сам обо­шел бы сто­ро­ной, ес­ли бы ве­дал, что ва­ша. Но она – свя­то­го Пет­ра. По прав­де же, ес­ли вы из за­ви­сти и жад­но­сти во­пре­ки ка­но­нам на ста­рые пре­де­лы на­сту­па­е­те, пре­пят­ствуя уче­нию Бо­жи­е­му, то бе­ре­ги­тесь, чтобы не раз­лить свой мозг, же­лая кост­ным те­ме­нем про­бить же­лез­ную го­ру». Они от­ве­ча­ли ему, го­во­ря в яро­сти: «Зло се­бе до­бу­дешь». Он от­ве­тил: «Ис­ти­ну го­во­рю пе­ред ца­ря­ми и не сты­жусь, а вы по­сту­пай­те со мной, как хо­ти­те, ведь я не луч­ше тех, кто в ве­ли­ких му­ках ли­шил­ся и жиз­ни за то, что го­во­рил прав­ду». И ко­гда мно­го во­про­сов бы­ло за­да­но и не смог­ли опро­верг­нуть его, ска­зал ко­роль, вста­вая: «Не утруж­дай­те мо­е­го Ме­фо­дия, ведь он вспо­тел уже, как у печ­ки». Ска­зал он: «Так, вла­ды­ка». Встре­ти­ли лю­ди как-то пот­но­го фило­со­фа (и) ска­за­ли ему: «По­че­му ты так вспо­тел?» А он: «С невеж­да­ми спо­рил». И по­спо­рив об этих сло­вах, разо­шлись, а его, со­слав в Шва­бию, дер­жа­ли два с по­ло­ви­ной го­да.
До­шло до Апо­сто­ли­ка. И уве­дав, по­слал на них за­прет, чтобы ни один ко­ролев­ский епи­скоп не слу­жил мес­сы, то есть служ­бы, по­ка его дер­жат. По­это­му от­пу­сти­ли его, ска­зав Ко­це­лу: «Если бу­дет он у те­бя, не уй­дешь от нас доб­ром». Но они не ушли от су­да свя­то­го Пет­ра, ведь из этих епи­ско­пов чет­ве­ро умер­ло.
При­клю­чи­лось же то­гда, что мо­ра­ване, убе­див­шись, что немец­кие по­пы, ко­то­рые жи­ли у них, не при­я­те­ли им, но око­вы им ку­ют, всех из­гна­ли и по­сла­ли к Апо­сто­ли­ку: «Так как преж­де от­цы на­ши от свя­то­го Пет­ра кре­ще­ние при­ня­ли, то дай нам Ме­фо­дия ар­хи­епи­ско­пом и учи­те­лем». Тот­час при­слал его Апо­сто­лик. И при­нял его Свя­то­полк князь со сво­и­ми мо­ра­ва­на­ми и по­ру­чил ему все церк­ви и ду­хо­вен­ство во всех го­ро­дах. И с то­го дня на­ча­ло очень рас­ти уче­ние Бо­жие, и ду­хо­вен­ство во всех го­ро­дах на­ча­ло рас­ти и мно­жить­ся, и по­га­ные – ве­ро­вать в ис­тин­но­го Бо­га, от сво­их за­блуж­де­ний от­ре­ка­ясь все боль­ше. И мо­рав­ская власть ста­ла рас­ши­рять свои пре­де­лы и по­беж­дать сво­их вра­гов без неудач, как и са­ми они рас­ска­зы­ва­ют.
(XI.) Бы­ла же в нем про­ро­че­ская Бла­го­дать, так что сбы­ва­лись мно­гие его про­ри­ца­ния. Об од­ном или двух из них мы рас­ска­жем.
Очень силь­ный язы­че­ский князь, си­дев­ший на Вис­ле, по­но­сил хри­сти­ан и па­ко­сти де­лал. По­слав же к нему, ска­зал (Ме­фо­дий): «Хо­ро­шо бы те­бе кре­стить­ся, сын, сво­ею во­лею на сво­ей зем­ле, чтобы не был ты кре­щен на­силь­но в пле­ну на чу­жой зем­ле. И вспом­нишь ме­ня». Так и бы­ло.
Или вот. Од­на­жды Свя­то­полк во­е­вал с по­га­ны­ми и ни­че­го не до­стиг, но мед­лил. Ко­гда ста­ла при­бли­жать­ся мес­са, то есть служ­ба, свя­то­го Пет­ра, (Ме­фо­дий) по­слал к нему, го­во­ря: «Ес­ли по­обе­ща­ешь про­ве­сти у ме­ня со сво­и­ми во­и­на­ми день свя­то­го Пет­ра, то ве­рую, что ско­ро пре­даст их те­бе Бог». Так и бы­ло.
Один че­ло­век, очень бо­га­тый и со­вет­ник (кня­зя), же­нил­ся на сво­ей ку­ме, то есть на ятро­ви, и (Ме­фо­дий) мно­го на­став­лял, и учил, и уго­ва­ри­вал их, но раз­ве­сти их не мог. По­то­му что дру­гие, вы­да­вая се­бя за ра­бов Бо­жи­их, втайне раз­вра­ща­ли их, льстя из-за иму­ще­ства, и во­все от­вра­ти­ли их от Церк­ви. И он ска­зал: «При­дет час, ко­гда не смо­гут по­мочь эти льсте­цы, и вспом­ни­те мои сло­ва, но ни­че­го сде­лать уже бу­дет нель­зя». Вне­зап­но, по­сле Бо­жи­его от­ступ­ле­ния, па­ла на них на­пасть, «и ме­ста их не ста­ло, но буд­то вихрь, под­хва­тив, рас­се­ял пыль». Мно­го и дру­го­го по­доб­но­го это­му бы­ло, о чем го­во­рил он от­кры­то в прит­чах.
Ста­рый враг, нена­вист­ник ро­да че­ло­ве­че­ско­го не мог тер­петь все­го это­го, воз­двиг­нув на него неко­то­рых, как на Мо­и­сея Да­фа­на и Ави­ро­на, од­них – от­кры­то, дру­гих – тай­но. Боль­ные иопа­тор­ской ере­сью со­вра­ща­ют сла­бей­ших с пра­виль­но­го пу­ти, го­во­ря: «Нам па­па дал власть, а его ве­лит из­гнать вон вме­сте с его уче­ни­ем».
Со­брав же весь мо­рав­ский на­род, они ве­ле­ли про­честь пе­ред ни­ми эпи­сто­лию, чтобы слы­ша­ли об из­гна­нии его. Лю­ди же, как свой­ствен­но че­ло­ве­ку, все пе­ча­ли­лись и скор­бе­ли, что ли­ша­ют­ся та­ко­го пас­ты­ря и учи­те­ля – кро­ме сла­бых, ко­то­ры­ми дви­га­ла ложь, как ли­стья­ми ве­тер. Но ко­гда про­чли пись­ма Апо­сто­ли­ка, то об­на­ру­жи­ли сле­ду­ю­щее: «Брат наш Ме­фо­дий свят и пра­во­ве­рен и де­ла­ет апо­столь­ское де­ло, и в ру­ках его все сла­вян­ские зем­ли от Бо­га и от апо­столь­ско­го пре­сто­ла, а ко­го он про­клянет, бу­дет про­клят, а ко­го бла­го­сло­вит, тот да бу­дет свят». И, по­сра­мив­шись, они разо­шлись, как ту­ман, со сты­дом.
На этом зло­ба их не кон­чи­лась, но ста­ли они го­во­рить, что гне­ва­ет­ся на него царь и, ес­ли най­дет, не быть ему жи­во­му. Но ми­ло­сти­вый Бог не хо­тел, чтобы и в этом ху­ли­ли ра­ба Его, Он вло­жил в серд­це ца­рю, ибо серд­це ца­ря все­гда пре­бы­ва­ет в ру­ках Бо­жи­их, мысль и по­слал к нему пись­мо: «Чест­ный от­че, очень хо­чу те­бя ви­деть. Так сде­лай ми­лость, по­тру­дись (при­быть) к нам, чтобы мы уви­де­ли те­бя, по­ка ты на этом све­те, и мо­лит­ву твою при­ня­ли». И он сра­зу по­шел ту­да, при­нял его царь с ве­ли­кой че­стью и ра­до­стью и, по­хва­лив его уче­ние, удер­жал из его уче­ни­ков по­па и диа­ко­на с кни­га­ми. И все же­ла­ния его ис­пол­нил, че­го он хо­тел, и ни в чем ему не от­ка­зал. Об­лас­кав и ода­рив, про­во­дил его со сла­вою на­зад на его пре­стол. Так же и пат­ри­арх.
На всех же пу­тях по­па­дал он во мно­гие на­па­сти от диа­во­ла: в пу­сты­нях к раз­бой­ни­кам, на мо­ре в вол­не­нья вет­ров, на ре­ках во вне­зап­ные смер­чи, так что ис­пол­ни­лось на нем сло­во апо­сто­ла: «Бе­ды от раз­бой­ни­ков, бе­ды в мо­ре, бе­ды на ре­ках, бе­ды от лже­бра­тьев, в тру­дах и по­дви­гах, в по­сто­ян­ном бде­нии, во мно­гом го­ло­де и жаж­де» и в про­чих пе­ча­лях, о ко­то­рых упо­ми­на­ет апо­стол.
А по­том, огра­див­шись от со­мне­ний и пе­чаль свою на Бо­га воз­ло­жив, еще рань­ше по­са­див из уче­ни­ков сво­их двух по­пов, от­лич­ных ско­ро­пис­цев, быст­ро пе­ре­ло­жил все Кни­ги, все пол­но­стью, кро­ме Мак­ка­вей­ских, с язы­ка гре­че­ско­го на сла­вян­ский, за шесть ме­ся­цев, на­чи­ная с мар­та ме­ся­ца до два­дцать ше­сто­го дня ок­тяб­ря ме­ся­ца. Окон­чив же, воз­дал до­стой­ную хва­лу и сла­ву Бо­гу, да­ю­ще­му та­кую бла­го­дать и уда­чу. И воз­не­ся с кли­ром сво­им Свя­тое Тай­ное Воз­но­ше­ние, от­празд­но­вал па­мять свя­то­го Ди­мит­рия. Ведь преж­де с Фило­со­фом пе­ре­ло­жил он толь­ко Псал­тирь и Еван­ге­лие с Апо­сто­лом и из­бран­ны­ми цер­ков­ны­ми служ­ба­ми. То­гда же и Но­мо­ка­нон, то есть пра­ви­ло за­ко­на, и оте­че­ские кни­ги пе­ре­ло­жил.
Ко­гда же вен­гер­ский ко­роль при­шел в ду­най­ские стра­ны, он за­хо­тел его уви­деть: и хо­тя неко­то­рые го­во­ри­ли и пред­по­ла­га­ли, что не уй­ти от него без му­че­ний, он по­шел к нему. Но тот, как и по­до­ба­ет вла­ды­ке, так и при­нял – с по­че­том, сла­вою и ра­до­стью. И по­бе­се­до­вав с ним, как при­ста­ло та­ким му­жам ве­сти бе­се­ды, от­пу­стил его, об­лас­кав, по­це­ло­вав, с да­ра­ми ве­ли­ки­ми, ска­зав: «По­ми­най ме­ня все­гда, чест­ный отец, в свя­тых тво­их мо­лит­вах».
Так пре­сек он со всех сто­рон об­ви­не­ния, за­тво­рив уста мно­го­ре­чи­вым, путь за­вер­шил и ве­ру со­хра­нил, ожи­дая пра­вед­но­го вен­ца. И по­сколь­ку так уго­дил, воз­люб­лен был Бо­гом. Ста­ло при­бли­жать­ся вре­мя при­нять по­кой от стра­стей и на­гра­ду за мно­гие тру­ды. И спро­си­ли его, го­во­ря: «Кто, счи­та­ешь ты, чест­ный отец и учи­тель, сре­ди уче­ни­ков тво­их был бы пре­ем­ни­ком те­бе в учи­тель­стве тво­ем?» И по­ка­зал он им на од­но­го из из­вест­ных уче­ни­ков сво­их, име­нем Го­разд, го­во­ря: «Этот из ва­шей зем­ли сво­бод­ный муж, на­учен хо­ро­шо в ла­тин­ских кни­гах, пра­во­ве­рен. Пусть бу­дет Бо­жия во­ля и ва­ша лю­бовь, как и моя». А ко­гда в Верб­ное вос­кре­се­нье со­бра­лись все лю­ди, он, немощ­ный, вой­дя в цер­ковь, бла­го­сло­вив ца­ря, кня­зя, и кли­ри­ков, и весь на­род, ска­зал: «Сте­ре­ги­те ме­ня, де­ти, три дня». Так и бы­ло. На рас­све­те тре­тье­го дня он ска­зал сле­ду­ю­щее: «В ру­ки твои, Гос­по­ди, вла­гаю ду­шу мою». И по­чил на ру­ках иерей­ских в 6 день ме­ся­ца ап­ре­ля в 3-й ин­дикт 6393 го­да от со­тво­ре­ния все­го ми­ра.
При­го­то­вив его к по­гре­бе­нию и воз­дав ему до­стой­ную честь, от­слу­жи­ли уче­ни­ки его цер­ков­ную служ­бу по-ла­ты­ни, по-гре­че­ски и по-сла­вян­ски и по­ло­жи­ли его в со­бор­ной церк­ви. И при­ло­жил­ся он к от­цам сво­им и пат­ри­ар­хам, и про­ро­кам, и апо­сто­лам, учи­те­лям, му­че­ни­кам. И со­брав­шись, бес­чис­лен­ные на­род­ные тол­пы про­во­жа­ли со све­ча­ми доб­ро­го учи­те­ля и пас­ты­ря: муж­чи­ны и жен­щи­ны, ма­лые и боль­шие, бо­га­тые и бед­ные, сво­бод­ные и ра­бы, вдо­ви­цы и си­ро­ты, ино­зем­цы и мест­ные, боль­ные и здо­ро­вые, – все, опла­ки­вая то­го, кто был всем из все­го, чтобы всех при­влечь. Ты же, свя­тая и чест­ная гла­ва, в мо­лит­вах тво­их свы­ше опе­кай нас, стре­мя­щих­ся к те­бе, из­бавь от вся­кой на­па­сти, уче­ни­ков сво­их и уче­ние рас­про­стра­няя, а ере­си из­го­няя, чтобы, про­жив здесь до­стой­но на­ше­го на­зна­че­ния, ста­ли мы с то­бой, ста­до твое, одес­ную сто­ро­ну Хри­ста, Бо­га на­ше­го, веч­ную жизнь при­ни­мая от Него. Ему же сла­ва и честь во ве­ки ве­ков. Аминь.
Категория: Средние | Добавил: Иерей
Просмотров: 439 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Пожертвование
Пожертвовать на нужды храма 'Храм апостола Иоанна Богослова п. Приморск'


День за днём

 

 

 

 

 


Фото Православие.Ru


Мониторинг СМИ


Друзья сайта
Страничка в православной сети Елицы Общины прихожан и братии Храм апостола Иоанна Богослова п. Приморск width=100 Православная социальная сеть «Елицы»
  • ПРИХОД ХРАМА СВЯТОЙ БЛАЖЕННОЙ КСЕНИИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ



  • Храм Иоанна Богослова. Приморск Волгоградская епархия © 2017Все права защищены.Активная ссылка на сайт обязательна при использовании материалов.Разработка и дизайн сайта от Владимира Тимачёва